33. Нам надо только достойно нести по жизни себя и свою фамилию

26 декабря 2006

Она переоделась и была теперь в белых джинсах, серой кофте и домашних уггах.

На запястье – мой браслет. Чётко.

Обед был сервирован. Снова всё супер-правильно. Милана элегантно села за стол и улыбнулась ему. Принесли суп.

Не люблю есть в такой обстановке. А ей привычно, по ходу, блин.

Continue Reading

47. — Люблю, когда всё так, как я люблю…

28 декабря 2006

Когда он спустился в гостиную, Смоленская уже ждала его. В шикарном красном платье с глубоким декольте. На груди – бриллианты, на губах – улыбка.

— Аркадий, – она подошла к нему и поцеловала.

Лёгкие прикосновения, выразительные намёки. Today?

Continue Reading

106. Party-look и party-behavior на уровне. С title проблема. Кто я?

30 сентября 2007

Анорексия – такая же английская тема, как лондонский туман, 5 o’clock, охота на лиса и тренчи Burberry. Раньше англичанки голодали, чтобы дольше побыть в родительском доме и не выходить замуж без любви. Камилу замуж никто не выдаёт и из дома не выгоняет. Она живёт в своё удовольствие, но не получает удовольствия от жизни.

Парадоксально, да? Нет, если вникнуть в их семейные отношения. Родителям Камилы просто ровно на неё, они busy-business, обеспечивают её безмятежность и проживают свои жизни, сосредоточившись на себе. И приучили беспечно-обеспеченную Камилу привлекать их внимание всеми доступными способами. Пожалуй, это – самое логичное объяснение происходящего.

Continue Reading

Али разговаривал с Машей, а Милана молчала и улыбалась

15 июня 2013

— «Marhaba» — это арабское приветствие, — пояснила Мартина. — Что-то типа «Hello» или «Hi». Дословно переводится как «Добро пожаловать», «Приглашаю».

— Очень интересно, спасибо, — поблагодарила Маша.

Мартина улыбнулась ей и перешла на арабский, отвечая на какой-то вопрос Фарида.

А что значит по-русски «привет»? При… веет… Принесло ветром, походу. Прилетела сюда на крыльях розовой мечты, а теперь пожинаю плоды своей незначительности. Пятый лишний, по сути. Здесь все живут своей жизнью, и никто — моей. Чувствую себя игрушкой, изрядно надоевшей Милане. Иначе как объяснить эту её странную замкнутость, отстранённость и холодное безразличие? На улице — 35 градусов, а она — айсберг с потухшими глазами. Ничего не понимаю.

Continue Reading