Если столкновение неизбежно, надо улыбнуться…

4 мая 2009

— Привет, — сказал Али неожиданно по-русски.

— Morning, — ответила Милана почему-то по-английски. — Где Мартина?

Али окинул её долгим раздражающе внимательным взглядом.

— Садись, пообедаем, — пригласил он, перейдя на французский.

Милана села и открыла меню.

Не буду снимать солнцезащитные очки. Во-первых, мы на террасе. Во-вторых, мне нужна защита. Не от ультрафиолета.

С террасы открывался прекрасный вид на Эйфелеву башню, лёгкий ветерок навевал летние воспоминания, а медленное весеннее солнце придавало мыслям особенно приятную расслабленность. Но Милане не хотелось ни смотреть по сторонам, ни наслаждаться моментом. Она сосредоточенно изучала меню, ощущая на себе взгляд Али и понимая, что уже минут пять ведёт себя необычайно глупо.

Он что, учит русский? Так, куда делась Мартина, с которой нам столько всего нужно обсудить?!

— Что-то выбрала? — напомнил о своём присутствии Али.

Выбрала. Давно уже выбрала. И можно было даже не открывать меню. С едой всё понятно, а вот какую выбрать линию поведения? Неплохо было бы сейчас погадать на песнях в iPhone. Впрочем, и так можно догадаться. Lady Gaga «Just Dance» вчера не прокатила — значит сегодня включаю «Poker Face»!

— Буду голубого омара. А ты? — Милана отложила меню.

— Я уже заказал.

Она кивнула и, озвучив свой выбор подошедшему официанту, принялась неспешно измерять высоту Эйфелевой башни в светильниках, расположенных на соседних столиках. Дойдя до десяти, отвлеклась и посмотрела на Али. Его, казалось, ничуть не беспокоило её молчание: он что-то листал в своём Vertu и улыбался.

Чётко. Атмосфера самая располагающая. К синим омарам. После клубники. Хотела заказать десерт, но на ум пришёл морепродукт. Где Мартина? Она обязана появиться прямо сейчас и спасти мои рецепторы!

От безысходности Милана зашла в Facebook и ответила Аркадию: «Spasibo za pozdravlenie, mne ochen priyatno. Vsego tebe samogo luchshego, love». Отправив сообщение, некоторое время листала фотографии, затем всё-таки положила iPhone на край стола рядом с Vertu.

Долгое молчание портит аппетит, а у меня сегодня праздник: after-party длиною в день. И потому сейчас должен звучать фейерверк самых ярких поздравлений, а не эта тишина.

— Али, у меня есть права! — радостно объявила Милана.

— Поздравляю, — он отложил телефон.

Уже лучше.

— Спасибо. Что у тебя нового?

— Maseratti, — подумав, ответил он.

Она рассмеялась.

— Да, видела. Я, кстати, рядом припарковалась.

— Ты всё ещё на Bentley?

Милана удивлённо вскинула брови.

— Я на нём второй день катаюсь всего!

Али кивнул, затем взглянул на часы.

— Такое красивое место, и такой сервис…

В этот момент, словно в ответ на его недовольство, принесли заказ.

— А мне здесь нравится, — Милана, не спешившая встретиться со своим омаром, вновь посмотрела на Эйфелеву башню. — Вид хороший.

— У меня тоже хороший вид, — Али посмотрел на неё.

Милана улыбнулась.

Но фуа-гра я, по-видимому, проигрываю.

— Не ожидала тебя увидеть, — она решила как-то исправить неудачное начало встречи.

— Заметно, — он улыбнулся. — Ты очень выразительно удивляешься.

— Да? — Милана поправила солнцезащитные очки, всё ещё не решаясь их снять. — Это пост-эффект.

Он удивлённо посмотрел на неё.

Встречаюсь не с тем, с кем планировала сегодня говорить. Диалоги не отрепетированы, и потому — экспромт.

— Вчера был birthday party, — пояснила она. — Сегодня всему удивляюсь.

— Почему? — серьёзно спросил он.

Она пожала плечами и рассмеялась, чувствуя себя неуместно глупой. Не poker-face, а face-palm какой-то. Надо помолчать, пусть он поест.

— Ты больше не блогер, — сказал Али через некоторое время.

Не вопрос.

— Я больше не «воспеваю» моду, да, — Милана кивнула, не без удовольствия вставив в свой ответ одно из слов Али, когда-то так задевших её.

— А что делаешь? — он посмотрел на неё с интересом.

— Моделью работаю, — Милана посмотрела на свои Rolex. — Сегодня в четыре фотосессия.

— Как это скучно…

— Что? — Милана удивлённо посмотрела на него.

— Ты. Не творишь моду, не пишешь о ней. Просто модель.

— Разве это плохо? — уточнила она, не желая особенно вникать в очередное разногласие.

— Ты выбрала самый лёгкий путь. Тебе не надо стараться, чтобы быть моделью — ты рождена красивой, — пояснил он.

Да, такой тщательно запакованный комплимент сразу не заметишь.

— Спасибо, — Милана улыбнулась. — Но вообще-то я выбрала маркетинг.

Али вопросительно посмотрел на неё.

— Marketing and advertising, — уточнила она, довольная тем, как неожиданно и как серьёзно звучат в её исполнении эти слова.

Стоило выбрать эту специальность хотя бы ради такого эффекта. Да, он удивлён. И я тоже удивляюсь. Тому, как много мы молчим. Тому, о чём вдруг заговорили.

Раньше всё было иначе, но у каждого своё время, и то, что для Али «недолго», для меня — целый хоровод событий, каждое из которых отдаляет нас друг от друга так сильно, что я сейчас не имею и малейшего представления о том, какие точки сближения у нас остались.

Кажется, мы стали совершенно чужими друг другу, а прошло всего… Нет, прошло уже почти полгода! За это время отношения легко могут остыть.

Что было до золотого Vertu, который он так неожиданно подарил мне на Новый год? «Atlantis», тигрица, глупая ссора, модель Габриэль…

Не удивительно, что между нами сейчас такое пустое молчание. Оно должно быть заполнено важным словом, без которого все попытки начать полноценный диалог безнадёжно обречены на провал.

Иногда не хватает всего одного слова, чтобы спасти отношения, но никто не спешит его сказать. Может, тому виной упрямство. Может, чувств уже просто нет. Как там называется песня Элтона Джона? «Sorry seems to be the hardest word»? Теперь буду подпевать более осмысленно.

Да, оказывается, это слово так сложно произнести. Ещё сложней понять, кому на самом деле нужно приносить извинения. Просит прощения тот, кто дорожит отношениями. А мы молчим. Так странно проживать этот тягучий момент истины…

Принесли голубого омара.

Ещё одна незапланированная встреча. Есть или не есть?

Экран iPhone ожил: пришло очередное сообщение в Facebook. От Новикова. От неожиданности Милана одним неловким движением смахнула со стола золотой Vertu — он упал, но, к счастью, не разбился.

— Да, он тебе определённо подходит, — оценил Али, спокойно наблюдавший за происходящим.

Новиков? — чуть не спросила Милана.

Затем, когда мысли догнали чувства, поняла слова Али и улыбнулась.

— Экран тоже удароустойчивый, да? — уточнила она.

Али кивнул.

Решив ответить Аркадию вечером, Милана убрала iPhone в сумку и задумчиво посмотрела на экран Vertu. Ни единой царапинки не появилось на возмущённо загоревшемся дисплее. Вспомнилось октябрьское падение другого Vertu — того, что бесславно пропал в Тунисе.

С падения того Vertu и начался крах наших отношений. А сейчас всё правильно — нечему больше трескаться. Отношений уже просто нет.

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


КУПИТЬ электронную / бумажную КНИГУ

«Разум или Чувства». Избранные моменты