Я просто люблю играть в жизнь, Джей

24 декабря 2008

Чувства любят тишину. Чуть слышное тиканье старинных часов, её сосредоточенный взгляд, молчаливые хранители вековой мудрости на полках. Библиотека. Шахматы.

— Как порой приятно играть в обычные игры, – подумав, сказала Милана.

Она отвлеклась от партии и, взяв в руки одну из своих поверженных пешек, медленно вращала её – разглядывала светлую полированную кость.

— Обычные игры? – переспросил Джеймс.

— Да. Знаешь, когда всё по правилам, когда…

Она задумчиво отложила пешку и, подтянув рукава своего белого кашемирового свитера, поставила локти на стол. И продолжила с улыбкой:

— Когда партия конечна, когда есть те, кто окончательно проиграл, и те, кто точно победил.

— До следующей игры, – улыбнулся Джеймс. – Здесь тоже всё временно, как в жизни. Шахматы, по сути, – игра жизни и смерти. «Шах-мат» на арабском значит «король мёртв».

— Да, как в жизни, – она посмотрела на него с восторгом. – Так похоже, правда?

— Похоже, только более гуманно, чем в жизни. В шахматах, если партия проиграна, то фигуры все целы, их можно расставить по местам и начать новую игру. Нет безвозвратных потерь. За это я, наверно, и люблю шахматы.

Милана кивнула и перевела взгляд на свои фигуры, потёрла переносицу и сделала ход конём. Неправильный, и от того ещё более очаровательный.

— Кони так не ходят, – улыбнулся Джеймс.

— Никогда? – удивилась Милана.

— Нет.

— А в жизни все ходят так, как хотят, – она аккуратно взяла коня кончиками своих длинных пальцев и переставила его на правильное поле.

— Да, но здесь, – Джеймс улыбнулся и указал на доску. – Здесь мы руководим движением.

Он передвинул ладью, продумывая шах.

— Ты очень правильно водишь машину, – вдруг сказала Милана, не глядя на доску.

— А ты? – спросил Джеймс, не зная точно, что значит его правильное вождение в системе оценочных координат Миланы.

— Как сумасшедшая, наверное, – она улыбнулась и, к его удивлению, то ли предугадав его ход, то ли придумав свою хитрую комбинацию, сделала рокировку.

— Глупо, – сказал Джеймс.

— Что?

Она внимательно посмотрела на доску, решив, что он имеет в виду её ход.

— Глупо рисковать своей жизнью.

Милана чуть поморщилась.

— Да, ты прав, глупо. А здесь?

Она храбро выставила вперёд своего слона, ставя шах королю.

— И здесь – тоже.

Слон был побит ферзем. Милана улыбнулась.

— Знаешь, весь вкус в моменте, – сказала она, продвинув свою пешку ещё на одну клетку.

Джеймс хмыкнул.

— Отвлекаешься на мелочи, тогда как надо развивать более сильных игроков.

— Может, и так, – она неопределённо пожала своими хрупкими плечиками и добавила. – Твой ход.

Он бодро подвёл слона к своему ферзю, готовясь поставить Милане мат. Но повелительница белых фигур, улыбаясь опасности в лицо, вновь сделала ход пешкой.

— Шах и мат! – объявила она с очаровательной улыбкой.

Джеймс несколько мгновений смотрел на столь неожиданно закончившуюся партию. Королевский шах – это когда пешка подбирается к королю, незамеченная никем. У него не осталось путей для отступления, а пешка неприкасаема – за ней стоит белая королева.

— Ты точно не играла раньше в шахматы? – изумлённо спросил Джеймс.

Милана, довольная своим успехом, покачала головой.

— Я просто люблю играть в жизнь, Джей.

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


КУПИТЬ электронную / бумажную КНИГУ

«Поиски Пути». Избранные моменты