93. Ты перешёл все границы, Новиков. И мне просто ровно

17 августа 2007

— Милана?

Она обернулась и замерла. Напротив стоял Аркадий. Она моргнула. Не сон.

— Привет.

Она направилась в сторону своей виллы. Аркадий последовал за ней.
— А мы соседи.

— Чётко, – обронила Милана, не останавливаясь.

Занесло же тебя сюда! Только не приближайся. Сейчас, когда у меня уже всё так гармонично и хорошо. Когда я чётко знаю, чего хочу. Когда начинаю мечтать. Я раскрываюсь и доверяю, а ты ранишь снова и снова. Даже у самых доверчивых и наивных со временем образуется броня. Не испытывай её прочность, прошу. Мы не в мультике «Том и Джерри». Я не Том, который каждый раз бодро поднимается на ноги после очередного нокаута наглой мыши. Мне бы хватило одного удара Джерри.

— Что это? – вдруг спросил Аркадий, внимательно глядя на неё.

Она проследила за направлением его взгляда.

— Руки, Новиков, – спокойно ответила Милана.

— Я знаю. Ты чё, бицепсы качаешь? – удивился он.

— Да.

Чтобы отвечать на твои удары, блин. Как хорошо, что я меняю школу. Между нами всё то же притяжение. Только теперь один полюс размагнитился.

— Я, кстати, сдал анализы.

Аркадий всё ещё шёл рядом.

— Молодец.

Как же мне всё ровно. Как самолёту. Как скорости, которую превышают. Ты перешёл все границы, Новиков. И мне просто ровно.

— Милана, – он хотел взять её за руку.

— Не трогай, – она отдернула руку.

Изменилась. И дело не в рельефе на руках, и не в прессе. Отношение изменилось. Но её ничего не портит. Она всё такая же офигенная. Загорелая и красивая. Уверенная и безразличная. И купальник чёткий.

— Поужинаем вместе? – предложил он.

Милана остановилась, обернулась и посмотрела на него. Её глаза были скрыты за стёклами солнцезащитных очков.

— Нет, – твёрдо сказала она.

М-м-м, отлично. Чё там папа говорил? «Нет» – это лучше, чем «может быть» или «я подумаю». Слишком рано сказанное «да» напрягает – это, скорее всего, уловка. «Может быть» – ни к чему не приводит. «Нет» – это уже решение, позиция и тема для разговора. Это начало переговоров!

— Позавтракаем?

— Нет.

— Почему?

— По сути не понимаешь? – удивилась она и поменяла направление движения. Они снова пошли на пляж.

— Хочешь купаться? – спросил он.

— Нет. Книгу забыла. Можешь не идти следом. Телохранители в Москве нужны.

Вот сволочь.

— Милана!

Не хватало тактильного контакта. Он снова взял её за руку. На этот раз бесконтрольно, чисто импульсивно.

— Что?

Она повернулась к нему, никак не среагировав на его прикосновение. Уже хорошо, не психует хотя бы.

— Я не хочу больше ссориться.

Она улыбнулась.

— Мы не ссоримся. Я просто ровно к тебе отношусь, вот и всё. Как самолёт.

Ровно? Ко мне? Она? Ахах. При чём тут самолёт?

Он уверенно притянул её к себе и поцеловал. Она никак не среагировала. Вообще никак. По сути ровно? Не верю.

— Да, ты прав. Лучше так попрощаться, – она отстранилась. – А теперь по сути good-bye.

Не нравится мне это «попрощаться».

— В смысле?

— Я буду учиться в Париже, – пояснила Милана и быстро пошла к морю.

Вот так поворот. Распробовала Париж, видимо.

— Не понял.

Он догнал её.

— Это из-за меня?

Смоленская рассмеялась.

— У тебя мания величия, что ли? В Париже мне по кайфу.

— Шеф-повар, да?

— Что?

Милана вопросительно посмотрела на него. Блин, зря сказал.

— Какой же ты недалёкий, – пробормотала она и подняла оставленную книгу. «История Франции».

— Безумно интересно, наверное, – поддел он.

— Вполне, – она снова пошла в сторону виллы.

— Смоленская! – крикнул он.

Слов уже не находилось, прикосновения не помогали.

— Don’t, – холодно сказала она. – You don’t have the right to shout at me. Ever. Got it?

Got it. Не знал, как тебя задеть. Хотя бы остановилась. Спасибо. Последний аргумент. Попробуем на слабо.

— Не знал, что ты такая трусиха!

Милана посмотрела на него.

— Что?

— Да, ты трусливая и слабая. Уезжаешь от проблем в Париж, да?

Она улыбнулась.

— Нет. Уезжаю в Париж учиться.

Ну да, девушки с бицепсами вряд ли боятся чего-то. И всё равно где-то здесь утерян смысл. Всё это как-то бредово.

— А в Англии учиться никак?

— Хочу перемен, – сказала Милана и пошла в сторону виллы. Затем остановилась, обернулась и, улыбаясь, помахала ему.

— С тобой было по кайфу. Thanks and good-bye.

Good-bye. Да, пап, на море реально прикольно подумать о жизни. На пустой вилле.
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 92. Солнечная Марбелья радовала теплом и приятными сюрпризами

Следующий эпизод: 94. Прав отец. Не важно, что они говорят. Главное – как целуют

Оглавление. Часть 3

Все эпизоды

Читать на английском языке