88. Всё самое яркое и прикольное воплотилось в Милане

5 августа 2007

«Чаще всего сам не знаешь, что тебе интереснее, пока не начнёшь рассказывать про неинтересное».

Снова Сэлинджер. Снова истина. Ещё острее чувствуешь мудрость этих слов, когда понимаешь, что живёшь неинтересно, и по контрасту вспоминаешь, как было круто.

Аркадий проснулся ранним воскресным утром и психанул. На неё, на себя, на Рим, на математику, на всё. Просто чётко стало ясно, когда и с кем было интересно. Всё самое яркое, захватывающее и прикольное воплотилось в Милане.
«С людьми тяжело, без них – невыносимо». Только поправка – с Миланой тяжело. А без неё фигово.

Смоленская, судя по всему, продолжала зависать в Париже. Не звонила ему, не заходила в Фейсбук, не вдохновляла больше никого на салаты. Аркадий скучал.

Сам не понял, как это случилось. А Милана, видимо, совсем не скучает. Ей ровно. Ей интересно жить, как обычно.

В Москве было жарко. Он зависал в шезлонге у бассейна. Голова болела после вчерашней party. И недосып, вызванный нерадостными мыслями, тоже не способствовал хорошему настроению.

На море хочу.

Зазвонил телефон – вчерашняя Лена. Круто, когда девушки звонят первыми. Облегчают задачу. Но сейчас не хочу легко, хочу по кайфу.

— Чё делаешь, Лобачевский?

Ха-ха.

К бассейну подошёл отец.

— Думаю, – ответил Аркадий и потёр лоб.

Терпеть не могу, когда прерывают мои раздумья. Потом забываю, где остановился, и приходится всё прокручивать с самого начала. Fuck.

— О математике?

Отец сел на соседний шезлонг.

— Не-а. О жизни.

— Серьёзная заявка. И как?

Сам запутался только что. То, что нравится, вне зоны доступа, а то, что доступно, неинтересно. Сложно, короче. И лень объяснять. Поэтому.

— На море хочу. И Смоленскую.

Отец задумчиво посмотрел на него, затем достал телефон и стал кому-то звонить.

— Серёга, слушай, куда посоветуешь? С сыном на неделю. Море хотим.

Аркадий удивлённо наблюдал за отцом. Чё вдруг? Тоже в столице перегрелся, что ли?

— Короче, в Марбелью летим, – сказал отец, отложив телефон.

— Чё вдруг? – всё-таки решил уточнить Аркадий. – Там физикой меня пытать будешь? Или историей?

— Нет, хватит с тебя уже математики, – в тон ему ответил отец. – Там о жизни прикольней думать.
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 87. Стивенс взорвала мою стабильность, и теперь не знаю, какая я

Следующий эпизод: 89. Не хочешь окончить школу во Франции?

Оглавление. Часть 3

Все эпизоды

Читать на английском языке