77. Пробуют итальянскую кухню, Кеша. Женщин любят

8 июля 2007

В этом номере останавливались великие писатели и поэты, художники и режиссёры, политики и бизнесмены, олигархи и их любовницы. Здесь создавались шедевры, принимались важные решения, велись переговоры, вершились чьи-то судьбы. И сейчас решалась участь Аркадия Новикова.

Милана пришла на три часа раньше, чем он ожидал. И Аркадий случайно оказался героем классического сюжета, который до этого никогда с собой не соотносил.

Застукали.

Франческа натянула простыню до подбородка. Смоленская уставилась на них, затем приветливо улыбнулась и молча прошла в гостиную.

Дверь прикрыла тихо, значит, позже будет громко.

— Твоя сестра? – с надеждой в голосе спросила Франческа.

Аркадий отрицательно покачал головой. Сообразительная итальянка быстро оделась, поцеловала его напоследок и выскользнула из номера. Он тоже оделся и подошёл к двери гостиной. Неизбежность предстоящего разговора угнетала.

Надо действовать. Напирай и побеждай. Может, прокатит?

— Милана.

Он осторожно вошёл в комнату. Смоленская сидела в одном из кресел и вертела в руках Vertu.

По ходу Vertu на то и создан, чтобы его вертеть.

— Тихо, – сказала она, и он замер на пороге. – Я осмысляю и выбираю тактику.

— Детка, я…

— Кто это был? – мягко уточнила она.

Так, переговоры – это хорошо.

— Франческа больше не повторится.

Не надо было это говорить.

Милана очень быстро приняла решение. И средства оказались под рукой – на столике.

— Fuck you! – воскликнула она.

Он пригнулся – объёмная ваза династии Ци пролетела над его головой, глухо стукнулась о дверь, но не разбилась.

М-м-м, в ход пущена ваза? Вот это чувства. Глупо тратить их впустую.

Аркадий приблизился к Милане. Смоленская с ненавистью смотрела на уцелевшую вазу.

— Не подходи, – предупредила она.

Прочность вазы произвела на неё странно успокаивающий эффект: Милана не кричала и вообще не проявляла никаких эмоций. Аркадий, конечно же, подошёл к ней, но получил чувствительный отпор. Она оттолкнула его довольно сильно, от неожиданности он отступил.

— Не смей, – Милана выставила вперёд одну руку, снова устанавливая дистанцию. – Вообще не касайся меня, понял?

Нормально так. Второй день вместе в Италии, а тут такое условие.

— Не понял, – сказал он. – Как я спать с тобой буду?

— Спать? – она удивлённо посмотрела на него. – Нет, Новиков. Ты со мной не только спать не будешь. Ты вообще меня больше не увидишь рядом.

— Чё? О чём ты?

Смоленская фыркнула.

— Я улетаю!

— Но, Милана, у нас же Париж.

— У меня Париж. С Мартиной.

С Мартини?

— Только не пей из-за меня, – мягко начал он, но Милана перебила его.

— Это имя.

Она сладко улыбнулась и направилась в свою комнату. Он пошёл следом.

— Милана, извини.

— Извиняю.

Она открыла свой огромный Louis Vuitton и начала собирать вещи.

— Ты чё, прям щас полетишь?

— Ага!

Смоленская кивнула и снова улыбнулась ему.

— Я тебе запрещаю! – вдруг сказал он и тут же пожалел.

Милана отвлеклась от чемодана и повернулась к нему.

— Ты себе научись запрещать, для начала. Аркадий, думать надо вовремя, а не когда уже пора оправдываться.

Лицо непроницаемое, но голос… Брр, мурашки. Не в лучшем смысле. Бетховен, 5-я симфония, начало. В глаза заглянуть не рискнул.

— Милана, блин, – он провёл рукой по волосам, пытаясь сосредоточиться. – Не уезжай. У нас же столько планов.

Она снова увлеклась сбором вещей и теперь медленно и аккуратно складывала коралловое платье.

— Нет больше нас, нет совместных планов. Finita la comedia.

Он подошёл ближе, но она снова отстранилась.

— И пока не сдашь все анализы, даже не дыши в мою сторону, – строго сказала она, вновь установив хорошую дистанцию.

Не догоняю. Вообще.

— Какие анализы? Смоленская, ты чё?

— На венерические заболевания.

Крышка чемодана захлопнулась, Милана выразительно посмотрела на часы.

– Lovely.

— Чё за бред ваще? – попробовал уточнить Аркадий.

Смоленская, всё ещё улыбаясь, заговорила особенно милым голосом.

— Бред? С собой разберись, сладкий. Приехал на частном самолете, – она акцентировала два последних слова. – А увлёкся общественным транспортом. Your choice.

— Да не выбирал я, – честно сказал он, не решаясь больше приближаться к ней.

— Ещё хуже, – Милана поморщилась, собирая сумочку. – Шестнадцать лет – и уже такая обречённость в сексе. Ну да ладно!

— Я просто хотел попробовать.

— Попробовать? Пробуют итальянскую кухню, Кеша. Женщин любят. Впрочем, пробуй. Может, ещё кто понравится. Устрой себе мировой секс-тур, всех попробуй, лето долгое. Меня не трогай. Move!

Fucking plastic bitch.

Она прошла мимо него со своим багажом.

— Смоленская!

Дверь хлопнула.

Fuck. А что, если бы ваза разбилась? Может, Милана бы смягчилась тогда? Fuck, как всё тупо. Попробовал, блин. И просрал. 
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 76. Ты не представляешь, как я тебя понимаю, Мартина Стивенс

Следующий эпизод: 78. Улетаю от проблем с солнечной Мартиной. Неплохо, наверное

Оглавление. Часть 2

Все эпизоды

Читать на английском языке