38. Так нереально хорошо мне раньше было только с собой

27 декабря 2006

Нежные руки медленно разминали ему спину. Так по кайфу.

— М-м-м, ниже ещё. Да, вот тут.

Руки послушно скользнули ниже, к пояснице. Стоп. Я чё на массаже? Не, я в шале.

Аркадий открыл глаза. В комнате было светло и солнечно. Смоленская сидела рядом на его кровати. В его футболке. И делала ему массаж. Минут пять уже, наверное.

— Доброе утро, – улыбнулся он. Кайфовое начало дня.

— Доброе.

Она соскользнула с кровати и эффектно продефилировала к столу. Микрошорты, блин. Издевается, но так красиво.

— Я приготовила тебе завтрак. Ты же хотел нормально поесть. Без всяких там условностей.

Пересматривает свои правила в соответствии с моими желаниями? Интересно. Бонус тебе, детка.

Милана с подносом села рядом с ним.

— Захотелось, – пояснила она, словно прочитав его мысли.

Он отодвинул поднос и притянул её к себе. На себя, точнее.

— Что ты делаешь? – удивлённо воскликнула Милана, расстегивая свои шорты.

Ахах, я делаю? Ладно, у нас сегодня всё высококлассно.

— Won’t get into your pants, sorry, – он остановил её.

Пробуем поверх одежды, хотя мою футболку с неё лучше снять. Офигенно. Медленно и чувственно. И, как оказалось, даже выразительно. Она реагировала на все его прикосновения, как хорошо настроенный рояль. Прикосновение – звук. Именно то, что надо. И только для меня.

— Да, детка, будь собой. I like it.

Она ответила что-то бессвязное, двигаясь в его ритме. Они чувствовали друг друга. Её руки скользили по его телу, губы знали нужные места.

Завершающий аккорд. Fuck yeah.

Она смотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами.

— Что это было?

— Aristocratic sex, Милана, – он поцеловал её и добавил. — Захотелось. You’re so hot.

Она рассмеялась и покраснела, отодвигаясь в сторону.

— Я в душ, а потом позавтракаем.

— Я тоже.

Смоленская снова надела его футболку, встала и вышла из гостевой.

Довольная такая. Мы не будем об этом говорить, мы просто сделаем это. Явно раньше, чем в мае.

***

Просто fucking awesome. Зачем ждать мая? 14 февраля было бы идеальной датой. Полтора месяца выдержим, наверное. Некоторые вообще до свадьбы ждут, и нормально.

«You can trust me». I do. По сути, доверяю. С ним хорошо. Просто нереально. Так раньше мне было только с собой. Я никогда не боялась одиночества. Оно противопоказано тем, кому страшно слушать свои мысли и разбираться в своих чувствах, тем, кому нечем себя занять. А мне по кайфу с собой – так меньше лжи и фальши, меньше масок и сложностей.

Себе мы, конечно, тоже врём, постоянно. Не случайно психологи рекомендуют семь раз отвечать на каждый волнующий нас вопрос, чтобы понять, наконец, что мы на самом деле думаем об этом. Но самообман – мелочь, по сравнению с постоянной игрой на публику.

Будь собой. I like it. С Аркадием я могу быть собой в настоящем. Прошлое трогать не будем. Совместное будущее можно планировать, но не надо на нём циклиться. Our now is по кайфу. Из таких моментов, наверно, и складывается счастливая жизнь.

Что будет в школе? Посмотрим, рано об этом думать. Придётся играть, конечно, только будем уже вместе. У нас там все бдительные: потерял на мгновение голову – головы уже нет, унесли. Да, с головой надо быть осторожней.

Аркадий захотел завтракать внизу. Со сменой блюд и кучей посуды.

— По твоим правилам, – пояснил он.

И теперь они сидели друг против друга в dining room, ели профитроли и улыбались. Лучшие школьные каникулы.

***

На завтрак – вишнёвые профитроли, напротив – расслабленная довольная Милана, за окном – солнце. Нормальное такое 27-е декабря. Всё-таки правильное начало дня многое решает.

— Чё делать будешь? – спросила она, с наслаждением отпив кофе.

С тобой? Сегодня? Вообще?

— Кайфовать, – улыбнулся он.

— Можем к Смирновым в гости, я с их малой ещё не общалась.

Сестрёнке Гены было пять. Забавная девчонка. Но там чужая семья. У них праздник, мы не в тему, Смоленская. Нам вдвоём тут по кайфу.

— А давай на склон?

— Давай, – она улыбнулась.

— Футболка тебе идёт, – оценил он.

Она всё ещё была в его футболке. Белой, с прикольным принтом. Взамен он получил футболку из гардероба Антония – чёрную, с Дартом Вейдером.

— Я её себе подарила, можно, да?

— Of course, сладкая. С трофеем тебя!

Смоленская засияла.
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 37. Ванильная романтика и Французские Альпы. Попал ты, Новиков

Следующий эпизод: 39. Шумные party, яркие платья, море шампанского и awesome sex

Оглавление. Часть 1

Все эпизоды

Читать на английском языке