70. Теперь донья Изабелла будет вдохновлять меня на фотосеты

14 июня 2008

Встреча была назначена на следующий день в особняке доньи Изабеллы в пригороде Парижа. Милана немного нервничала, когда позвонила в дверь. Будь, что будет. Но я не бегу от ответа и не бегу от любви.

Горничная проводила Милану в роскошно обставленную гостиную.

— Добрый день, это вам, – Милана вручила букет и улыбнулась бабушке Макса.

— Gracias, – донья благородно приняла розы и передала их горничной. – Поставьте здесь.

— Садись, дорогая, – она указала Милане на барочное кресло с высокой спинкой и изящно изогнутыми ручками.

Какая же донья красивая. В молодости, наверное, была ярче и привлекательней Даниэлы. Сейчас ей 70, но выглядит она просто отпад. Волосы насыщенно чёрного цвета собраны в высокую причёску. Элегантно нанесённый макияж, роскошные украшения и царственная улыбка. Светло-бежевый брючный костюм выгодно подчёркивает стройную фигуру. И это она меня назвала худой, ну-ну.

— Значит, это из-за тебя мой внук сейчас в Италии учится на гонщика? – спросила она строгим голосом.

Лицо не выражало никаких эмоций, но в глазах столько экспрессии, что мимика была бы излишней. Впрочем, к этому я была готова. Не боюсь я отвечать за свои поступки.

Милана уверенней села в кресле и с достоинством ответила:

— Не буду отрицать, что верю в его мечту.

Донья смотрела на неё, слегка склонив голову набок, и молчала.

— Ты дала ему денег, да? – спросила она, наконец.

— Я купила его Bentley, да.

— Думаешь, умно поступила?

— Я хорошо обдумываю все свои поступки, – Милана вежливо улыбнулась.

В гостиную вошли две горничные. Одна поставила на столик вазу с розами, другая – поднос с пирожными. Донья молча наблюдала за Миланой. Потрясающе харизматичная особа. У неё уже достаточно авторитета, чтобы просто быть собой. Сложно так общаться с ней. Сложно, но безмерно интересно.

— Анри, его отец, тоже мечтал о скорости, – донья прервала молчание. – Только он любил небо. Ещё когда был маленьким мальчиком, бегал по дому и гудел, как истребитель. Мой муж души в нём не чаял.

Она улыбнулась нахлынувшим воспоминаниям.

— Единственный из трёх, кто изменил себе. Пьер влюблён в финансы и активы, Тереза по-прежнему разучивает роли, а Анри…

Донья замолчала, погрузившись в раздумья, затем посмотрела на Милану.

— Ты похожа на его мать, – сказала она. – На Франческу. Вам надо встретиться, ты же с ней не знакома, да?

Милана отрицательно покачала головой. Интересно, чем я похожа на эту загадочную Франческу?

— Люблю Франческу, – донья улыбнулась. – Такая солнечная искренняя девочка. Правда сейчас она в Тунисе – впитывает колорит. Но скоро уже вернётся в Париж.

— Она художница? – спросила Милана.

— Si, – Изабелла улыбнулась. – Ты дизайнер, да? Тоже рисуешь?

— Да. Рисую.

Наверное, это самое приличное и понятное из всего того, чем я занимаюсь. Модель и блогер вряд ли ассоциируется у доньи с чем-то достойным одобрительной улыбки.

— Даниэла купила платье твоего дизайна, – не вопрос, а утверждение, но на эту тему говорить приятней.

— Да, оно понравилось ей ещё в эскизе, – Милана улыбнулась, вспомнив необычный вечер на вилле в Барселоне и эксцентричную кузину Макса.

Некоторое время они молча наслаждались миндальными пирожными.

— Какой бриллиант упустил мой внук, – донья посмотрела на неё с располагающим теплом в тёмно-карих глазах.

Милана глянула на Harry Winston, сверкающий в дневном свете.

— Я о тебе, дорогая.

Изабелла рассмеялась. У неё был мягкий приятный смех, согревающий душу.

— Спасибо, – Милана улыбнулась. – Но мы с Максом не расставались. Мы пара.

Донья медленно кивнула, не сводя с неё лучистых глаз.

— А теперь можешь поплакать, – неожиданно разрешила она.

— Что, простите? – Милана удивлённо посмотрела на неё.

— Поплачь, о чём молчишь. Поделись, не будь жадной. Мне всё равно скоро в могилу.

— Донья! – возмущённо воскликнула Милана. – Рано вам, и плакать я не буду!

— Как же ты напоминаешь мне меня. И это не комплимент.

Милана улыбнулась, не зная, что сказать в ответ. Тишина, воцарившаяся в гостиной, стала более уютной, но разговор не шёл. На самом деле, нет никакого желания плакать. Макс жив, здоров и счастлив. У меня нет повода для грусти. Но всё равно приятно, что в Париже есть его бабушка, с которой мы можем иногда встречаться и говорить друг другу странности.

— Ты любишь моду, да? – донья искусно сменила тему.

— Да, я пишу о моде, – кивнула Милана. – В интернете.

— Блогер, да. Максимилиан мне говорил.

Так, оказывается, донья в теме, нельзя недооценивать пожилых людей.

— Мне понравилась твоя фотосессия в “Glamour”, – донья улыбнулась ей. – И с автомобилями превосходно. Ты очень пластичная, дорогая.

Милана удивлённо моргнула. Конкретно недооценила бабушку Макса. Он что, показывал ей мой блог? Или, может, она сама с Макбука своего меня читает?

— Не удивляйся так, я работала моделью, – донья грациозно встала и жестом поманила за собой. – Пойдём, посмотрим мои наряды. Может, выберешь что-нибудь для своего photo shoot. У меня есть Dior 60-х, лучшие творения Юбера и Джанни, кое-что от Шанель и кое-что для тебя.

Модель? Photo shoot? Диор, Живанши, Версаче и Шанель? Мы говорим на одном языке, пусть и с разными акцентами. Макс так далеко, но теперь донья Изабелла будет вдохновлять меня на фотосеты.

Желание притягивает возможности. Или просто кто-то очень добрый помогает мне справиться с волнами странного опустошающего одиночества

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 69. Работа наполняет жизнь смыслом и дарит мне энергию

Следующий эпизод: 71. Я люблю свою жизнь и хочу проживать её ярко и насыщенно

Оглавление. Часть 2

Все эпизоды