7. Заблудиться по жизни – стоять на верном пути, но не осознавать этого

15 февраля 2008

Она уверенно вела машину. Bentley держал дорогу. Макс контролировал ситуацию. Заиграл новый хит Zaz, и Милана начала подпевать. Настроение было отличным.

Зазвонил его телефон.

— Остановиться?

— Не отвлекайся, – сказал он. – Сестра.

— Клэр, я занят, чё хотела? – он ответил на звонок, не сводя глаз с дороги.

— Макс, ты где? – голос сестры звучал немного раздражённо. Так, где мне сегодня надо быть?

— Занят я. А что?

— Сегодня же день рождения бабушки! Не бросай меня одну! – в голосе сестры звучали те же командные нотки, которые он услышал у Миланы, когда та требовала, чтобы он остановил машину.

Милана посмотрела на него, аккуратно подъехала к обочине и остановилась.

— Едем дальше, – сказал он, но она отрицательно покачала головой.

— Ты со мной? – Клэр всё ещё громко возмущалась в его iPhone.

— Клэр, я не приеду. Баста!

Сестра выразила своё мнение парой масскультурных слов и сбросила вызов.

— Чё стоим? – спросил он у Миланы.

Она внимательно смотрела на него.

— Куда ты не приедешь?

— Мила, не твоё дело, – он попытался звучать максимально вежливо, но её глаза опасно прищурились.

— Значит так, ты садишься за руль, и мы едем на день рождения твоей бабушки, – твёрдо заявила она.

Чёртов голос Клариссы. Слышно всё, слышно всем, с ней не избежать проблем.

— Меня, конечно, дико впечатляет феминизм, но не командуй в моей машине, ясно? – он начинал раздражаться.

— Это не феминизм, you idiot, – она почему-то перешла на английский. – Это семья!

— И? Может, меня бесит моя семья?

— Ясно!

Милана кивнула и, прежде чем он успел остановить её, вышла из машины, выразительно хлопнув дверью. Он тоже вышел. Она быстро шла в непонятном направлении. Ветер эффектно играл с её длинными светлыми волосами. Макс догнал её и взял за руку. Сквозь чёрные стекла Ray-Ban не были видны её глаза, но и так было ясно, что она не расположена общаться.

— Отпусти.

— Пойдём в машину. Ты не знаешь дороги.

— А ничего страшного. Я не боюсь заблудиться, – Милана улыбалась как-то особенно ярко. – Заблудиться под Парижем, это не заблудиться по жизни.

— О чём ты?

Он ничего не понимал. Она пожала своими плечиками и снова попыталась освободиться.

— Пусти, – повторила она. – Иначе стукну.

Он рассмеялся, притянул её к себе и поцеловал. Милана быстро перестала сопротивляться и ответила на поцелуй, затем отстранилась.

— Поеду с тобой, только если мы заедем к твоей бабушке, – улыбаясь, сказала она.

Она издевается?

— Ты хоть сама знаешь, за что так воюешь?

— Знаю. У тебя есть живая бабушка. You better appreciate it, – она больно ткнула его в грудь своим указательным пальцем и бодрым шагом направилась в сторону Bentley.

— Почему ты переходишь на английский?

Он сел за руль и с интересом посмотрел на Милану. Она поправляла волосы, глядя в зеркало заднего вида.

— Не знаю, – помедлив, сказала она. – Когда нервничаю, всегда так получается.

— А почему ты нервничаешь из-за бабушек?

Она пожала плечами и отвернулась.

— Погугли, – пробормотала она чуть слышно.

— Нет, лучше ты скажи.

Он разгонял машину, пытаясь разобраться с накатывающими волнами раздражения. Он был зол на сестру, позвонившую так не вовремя, на Милану с её принципиальной позицией. На себя тоже был зол, но не мог понять, почему.

Пару минут они молчали, тихо играл какой-то модный хит, но ритм не совпадал со скоростью его мыслей, поэтому Макс начал перелистывать треки и, не найдя нужного, выключил музыку. Милана нарушила тишину.

— Мой дедушка-олигарх, про которого ты читал в гугле, и мой брат Антоний – это моя семья, – она говорила медленно, словно пробовала каждое слово на вкус, прежде чем озвучить его. – Мы с Антонием не выносим друг друга более получаса. Дед всегда занят по работе, но I appreciate every moment we spend together.

— А родители? – спросил он, преступая все грани такта. Может, жёстко, но она же не хочет, чтобы я гуглил. У правил есть неприятное свойство – их надо соблюдать, иначе в них просто нет смысла. Особенно те, которые устанавливаешь сам.

— Разбились, – ответила она, глядя на дорогу впереди. – И бабушка died before I was born.

Милана говорила спокойно, но каждое её слово странно действовало ему на нервы. Не раздражало, а вызывало мало знакомое чувство вины и досады на самого себя.

— Извини, – сказал он через некоторое время.

— Просто с годами всё больше ценишь что-то, а этого уже нет. А ты ещё в теме, так что не тупи, – Милана улыбнулась ему.

Он не знал, что лучше сказать, поэтому стал слушать свои мысли. Они теперь звучали яснее. Он понял, почему Милана так боялась садиться за руль и почему так психовала по поводу бабушки. Не совсем было понятно, что она имела в виду, когда сказала, что не боится заблудиться под Парижем.

— Милана, – он прервал тишину. – Что значит «заблудиться по жизни»?

Она посмотрела на него, медля с ответом. Затем сказала:

— Это значит, стоять на верном пути, но не осознавать этого.

Ничего не прояснилось. Или… Так, нужна музыка. Макс включил радио.

— Что подарить твоей бабушке? – Милана сменила тему.

— Понятия не имею. Ты женщина, ты инициатор, ты решай.

Вызвалась работать компасом – будь им.

— Сколько лет ей исполняется? – начала уточнять Милана. – Что она любит? Что раньше дарили?

Я, блин, знаю? По сути, необычная она. Появился повод познакомиться ближе со своей бабушкой. It’s now or never.
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 6. Спасибо за то, что оказался сложнее, чем я ожидала…

Следующий эпизод: 8. Какая разница, что у них строится в Москве? Моя Милана – fashion-blogger!

Оглавление. Часть 1

Все эпизоды