48. Всё острее понимаю, что не могу быть принцем, который ей нужен

17 апреля 2008

Николай Смоленский оказался деловым, собранным и гораздо более энергичным, чем ожидал Макс. С точки зрения родственных отношений, всё норма, для Миланы он – дед. С точки зрения жизненной иерархии, скорее Дон.

Дон чётко и конкретно дал понять Максу, что если с Миланой что-то случится, придёт вендетта в чистом виде. Безотлагательная и конкретная. Сказал что-то про её предыдущего бойфренда, затем неожиданно расположился после того, как Макс случайно назвал Милану принцессой. По привычке. Оказалось, не только он привык так её звать.

— Да, моя внучка – Принцесса, – улыбнулся Дон. – Рад, что мы поняли друг друга.

Поняли-поняли. Только сложно так всё. У Принцессы должен быть свой дворец, много слуг, роскошные интерьеры, кареты и какой-нибудь там инфантильный Принц со слащавой улыбкой. У нас с Миланой какая-то иная сказка. Моя Принцесса убегает из дворцов, избегает лишних людей, зевает от формальностей и любит меня. А я всё острее понимаю, что не могу быть тем Принцем, который ей нужен. Как она к этому отнесётся?

Они выехали в Барселону вечером. Париж проводил их дождем.

— Дождь в дорогу – к счастью, – сказала Милана, с комфортом расположившись на своём сидении.

Может, и так. А, может, нет. Боже, если бы только к жизни прилагалась инструкция. Или какой-нибудь компас. Или хотя бы детектор правильности, который бы предупредительно пищал в случае неверных решений. Но никаких подсказок, кроме выводов, пришедших с опытом. Хотя нет, есть у меня компас. Метр семьдесят пять в высоту, улыбка яркая, волосы светлые, глаза зелёные. Модельные параметры не только в фигуре, но и в отношении к жизни. 

Интересно, что сделало её такой мудрой и сильной? Вряд ли потеря родителей. Такая утрата, наверное, наоборот выбивает почву из-под ног, обрубает всю связь с чем-то родным и семейным, и ты паришь в никуда, лишившись опоры… А Милана идёт по жизни своей лёгкой подиумной походкой уверенно и нацелено, много смеётся и ценит момент.

— Милана, расскажи мне про свои первые отношения, – неожиданно попросил Макс, когда они выехали за пределы Парижа.

Она удивлённо посмотрела на него.

— Зачем ты хочешь это знать?

— Просто интересно, – он улыбнулся.

— Ну, это не такая интересная история, – подумав, сказала Милана. – Он перевёлся к нам в школу в прошлом году.

— Русский?

Она кивнула.

— Аркадий Новиков. Сложные у нас с ним были отношения.

Она задумчиво вертела в руках Vertu Constellation. Теперь Милана пользовалась двумя телефонами и двумя номерами. iPhone – для работы и для знакомых. Vertu – для семьи и для него.

— Почему вы расстались?

— Too different, – улыбнулась Милана.

— Максимума достигли, что ли?

— Да что же ты такой любопытный? – она рассмеялась.

— Просто спрашиваю. Дон на него сердится. Ноги можешь положить, кстати, – улыбнулся он.

— За что сердится? – удивилась Милана, с довольной улыбкой закинув ноги ему на колени.

— За то, что не увидел в тебе Принцессу, наверно.

Макс смотрел на дорогу, а Милана, как обычно, смотрела на него.

— Да? – она улыбнулась. – Зря сердится, не актуально уже. А ты мой Принц, кстати говоря, и ты даришь мне реальную сказку каждый день.

Реальную. Вот только, наверное, не сказку. Как хочется с ней поговорить.

Заиграла одна из его любимых песен.

— Listen to your heart, – начала петь Милана.

Потом почему-то замолкла и посмотрела на него.

— Макс, ты из-за мечты своей таким стал, да?

— Каким я стал? – он посмотрел на неё.

— Загруженным.

Момент истины? Por que no? Она со мной так искренна. Не могу скрывать то, что самого уже заколебало. Будь что будет.

— Принцесса, хочешь порулить?

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 47. Мечты мечтами, а работа помогает контролировать реальность

Следующий эпизод: 49. Его мечта – это мечта одиночки. Весь его мир – это его болид

Оглавление. Часть 2

Все эпизоды