38. Вот фантазёрка-актриса-модель! Устроила себе роскошную печаль

29 марта 2008

Минутный порыв начать разговор с наезда и претензий пропал, когда он увидел её. Ослепительная просто. В смысле, вся в бриллиантах и золоте. И в каком-то длинном чёрном платье. Всё такое шикарное, и всего так много.

— Фотосет? – спросил он, просканировав номер взглядом.

— Нет, – Милана прошла вглубь номера и опустилась на диван.

— Шокотерапия? – с улыбкой предположил он.

Она удивлённо посмотрела на него. Он указал на золотые и серебряные обёртки, украшавшие низкий стеклянный столик.

— Да. Лечу шок шоколадом.

Милана, высоко подняв голову, пыталась смотреть на него, словно она императрица, а он провинившийся в чём-то подданный. А вообще-то всё наоборот.

— Ты чего на звонки не отвечала? – он сел напротив, заняв наблюдательную позицию.

— Не слышала, – тихо сказала она, опустив глаза.

Врёт. Я не один раз звонил. Не хотела слышать, скорее. Не люблю сложные разговоры.

— Поехали домой? – предложил он.

Она отрицательно покачала головой, всё ещё разглядывая свои туфли.

— Милана, что случилось?

Макс встал и подошёл к ней. Милана тоже резко встала, но отстранилась. Отошла от него к высоким окнам. Длинный шлейф платья скользил за ней по полу.

Странная картина. Слишком много роскоши, всё так декоративно, так театрально, что реальность ускользает. Властвуют вещи, чувства как-то подавляются. Так много всего внешнего, что с мыслями собраться нелегко.

Милана слишком, номер слишком. Но она обычно совсем не такая. Из украшений носит только свои часы, любит минимализм, скорость и свободу. Не вписывается она в эти декорации. Зачем загнала себя сюда?

— Je t’aime, – вдруг сказала она. – So much that it fucking hurts.

От любви убегает в роскошь, что ли? Неожиданный поворот. Очень странный антураж. И почему она сказала это раньше? Я планировал по-другому.

— И поэтому ты не хочешь со мной общаться? – он подошёл к ней.

— Хочу…

Милана посмотрела на него и снова быстро опустила глаза. Он обнял её, она больше не отстранялась. Женские заморочки непостижимы и захватывающе увлекательны. Но Милана что-то всё слишком усложнила. Там, где женская логика заводит в тупик, нужно подключать мужской взгляд на мир.

— Так в чём проблема? Объяснишь?

Она молчала.

—  Принцесса?

Она всхлипнула. Милана? Плачет?

Она крепко обнимала его, положив голову на плечо, и тихо плакала. Слишком сладкая жизнь вызывает стресс?

— Кто? В “Harry Winston”, – снова всхлипнула Милана.

— Что “Harry Winston”? – удивился он.

— С кем ты был в “Harry Winston”? Я проходила мимо and saw you, didn’t mean to. Just saw your car and then. Ты с ней встречаешься, да? Только не ври мне, I’m ready to accept the truth.

Слова было нелегко разобрать, она снова смешивала французский с английским, но когда он наконец понял смысл, всё сразу прояснилось. Красиво сказано, театрально так, профессионально. Вот фантазерка-актриса-модель! Устроила себе роскошную печаль.

— Драму любишь, что ли? – он, смеясь, посмотрел на неё. – Сара Бернар…

Сара Бернар
Sarah Bernhardt by Alphonse Mucha

Она удивлённо моргнула пару раз. Слёзы красиво поблёскивали на длинных ресницах, как бриллианты.

— What? – спросила она.

— Это была моя мама.

— Мама?

Милана отстранилась и внимательно посмотрела на него.

— Красивая мама. Молодая такая. Не подумала… Fuck.

— Да, мама. Передам ей твой комплимент.

Милана рассмеялась и спрятала лицо в ладонях.

— Прости меня, – пробормотала она. – Я такая…

— Что?

Он не понял слово, прозвучавшее в конце фразы.

— Это по-русски, – Милана все ещё говорила в ладони. – Значит, что я fucking stupid.

На русский она ещё не переходила. Какой у неё интересный микс в голове.

— Да брось, ты fucking awesome, – он мягко убрал её руки от лица и посмотрел ей в глаза.

— Я красноглазый упоротый кролик, не смотри на меня, – пробормотала она, снова пытаясь закрыть лицо руками.

Он провёл рукой по её щеке, убирая блестящие дорожки слёз.

— Ты красивая. Но в следующий раз сначала спроси у меня, а потом плачь, хорошо?

Она кивнула и улыбнулась. Он поцеловал её. От неё пахло шоколадом.

— Ты такая сладкая, – сказал он ей в губы.

Она рассмеялась.

Тонна шоколада, бриллианты, номер в “George V”, слёзы и je t’aime. Ревнует эффектно. Любит сильно. Приятно. Но.

— На будущее, если я люблю, я не изменяю, поняла?

— А ты меня любишь? – она внимательно смотрела ему в глаза.

Скажу, когда сам посчитаю нужным. Не здесь и не сейчас.

— Я тебе не изменяю.

Милана довольно улыбнулась и поцеловала его.

— Let’s have royal sex, раз уж кругом такие декорации, – предложила она.

Вот это – нормальный разговор. Надо снять стресс. И снять с неё это платье. 

— Fuck yes, Princess.
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 37. Главное – не плакать. Я модель, я блогер, я Смоленская. Справлюсь

Следующий эпизод: 39. - Я твоя мечта? Хочешь сказать, ты уже максимально счастлива?

Оглавление. Часть 1

Все эпизоды