31. Я просто боюсь мечтать, поэтому так сложно разобраться в себе

10 марта 2008

— О чём думаешь?

Fuck. Почему Макс всегда задаёт этот вопрос, когда я меньше всего готова отвечать? Не могу играть и притворяться в общении с ним. Но сейчас так сложно сформулировать правду.

— Об интервью, – нашлась с ответом Милана, глядя на машины, окружившие их в привычной будничной пробке.

Вечер, все спешащие домой вынуждены стоять и заунывно бибикать. А мы с Максом устроили себе chill-out: лёгкая музыка, в салоне прохладно и кайфово, жуем сэндвичи, купленные в пит-стопе, и пьём охлажденный сок. Пробка тоже может быть в радость, если никуда не опаздываешь и знаешь, чем себя занять.

— Как интервью, кстати? – спросил он.

Макс забрал её из кафе, где у неё прошла встреча с журналисткой. Не успели они отъехать, как ему позвонил друг, и он говорил по телефону минут десять. По итогу они с Миланой не успели ещё толком пообщаться.

— Отлично, ты просто супер! – она улыбнулась ему. – Спасибо тебе.

— Рад, что тебе понравилось. И я не при чём, хватит уже!

— Как хочешь, – Милана пожала плечами и доела свой сэндвич. – О мечте думаю, короче.

— О мечте? – Макс с интересом посмотрел на неё. – О чём мечтаешь?

— В том-то и тема, что не знаю. Ответила, что машину хочу, как мы обсуждали, помнишь?

Он кивнул.

— А сейчас еду и понимаю, что машину я именно хочу, – она интонационно выделила последнее слово. – А мечтаю я о чём-то другом.

А о чём, Смоленская? О чём ты мечтаешь? Срочно меняем тему, ответа на этот вопрос нет наготове. Вообще как-то давно не задумывалась об этом.

Милана рассмеялась.

— Короче, не слушай меня!

— Почему? Говори, мне, правда, интересно, – он сделал музыку потише.

Она задумчиво посмотрела на трассу впереди них. Точнее, на бампер Renault Logan. Дорожное движение всё ещё было дорожным стоянием.

— Просто всё то, что я хочу, я могу купить. Рано или поздно всё сбывается. В смысле, приобретается.

Макс рассмеялся и легко потрепал её волосы. Всегда так делает, когда я говорю какую-то глупость. Не надо было начинать этот разговор.

— Так это же круто. Чьи-то мечты – наша реальность. Мечтай, покупай, наслаждайся, и пусть все завидуют.

Она улыбнулась, кивнула и погрузилась в свои раздумья.

Хочу Bentley Continental GT, как у Макса. Только, может, не чёрный, а тёмно-синий или красный. Куплю машину, факт. И её обязательно будут провожать завистливыми взглядами. Она будет эффектно стоять в пробках и дерзко разгоняться на пустых трассах, набирая запредельную скорость и вызывая адреналиновый кайф. Но это не мечта – мечта связана с глаголом «мечтаю», как бы тривиально это не звучало. Хочу – это желание, план или цель. Мечта это что-то другое.

Помню, где-то читала притчу о том, как боги решили наказать одного человека и стали исполнять все его мечты. В детстве мне казалось, что, наоборот, это так круто. «Вот повезло», – думала я. А сейчас понимаю, что это суровое наказание – лишить человека удовольствия проектировать своё будущее, фантазировать, стремиться к чему-то. Мечта – это магнит, когда она есть – будущее притягивает, есть смысл жить.

Заиграла очень красивая мелодия, что-то классическое в современной обработке.

«Что-то классическое в современной обработке» – такое точное описание нашей жизни. Задумываюсь об этом, и становится как-то не по себе. Независимо от эпохи люди испытывают одни и те же чувства и эмоции – любовь и ненависть, радость и печаль, зависть и счастье… Только на всё это влияет множество факторов, из-за которых у всех разные грани чувств, разные приоритеты и смыслы, разная экспрессия и глубина. Как в музыке. Семь нот, из которых складываются и оперы, и симфонии, и балеты, и серенады, и вальсы, и менуэты, и современные песни.

Мы сами композиторы наших эмоций. Чувства классические, как семь нот в музыке, всегда у всех в своей основе одинаковые. Мы все рождаемся богатыми, наделёнными душой, способными чувствовать.

Чувства те же классические, а темпы другие, и век диктует доминанты: новые ценности и ненормальные скорости. Так много доступного и временного, и на качестве жизни это тоже сказывается. Точнее, на мировосприятии.

Иногда не успеваешь даже задуматься о том, что действительно любишь, чего хочешь, о чём мечтаешь. Скользишь по жизни, потребляешь и ловишь свой поверхностный кайф. Этого достаточно – некоторым на время, некоторым в принципе. Поэтому, наверное, так удобно и привычно мечтать о чём-то, что можно купить.

Мы опредметили наши мечты. Машины, телефоны, украшения, платья, туфли, путешествия, острова… Действительно, зачем мечтать о чём-то несбыточном и эфемерном? Мечта должна быть конкретной. Желательно – не одна. По сути, мечтай, покупай и наслаждайся.

Да и о машине ли мы мечтаем? Может, кому-то просто хочется казаться круче, кого-то манит успех и престиж, кто-то стремится вызвать ту самую зависть, о которой сказал Макс. Нас притягивают образы, проекции наших потребностей и желаний, получившие совершенное воплощение в товарах и брендах.

А если мечта – не бренд, не вещь, если у мечты вообще нет стоимости? Моя мечта – это комплекс эмоций, которые я хочу получить. О чём же я мечтаю?

— У тебя в мозгах тоже пробка? – Макс неожиданно прервал её раздумья.

— Что? – переспросила она.

— Я спросил у тебя, о чём ты мечтаешь, и жду ответ уже больше пяти минут, – он рассмеялся.

Видимо, я что-то конкретно прослушала, с такими шумными мыслями нужно поскорей разобраться. Так, если не путать мечту с желанием, планом и целью, то всё так сложно. Лучше сейчас упростить.

— Мечтаю купить Bentley, – соврала она. Не могу сказать ничего другого. А, нет, могу ещё сказать: «Мечтаю, чтобы в мире все были счастливы», но тогда он снова рассмеётся и назовет меня утописткой.

— Врунья! – неожиданно сказал Макс. – Так легко от меня не отделаешься!

Тоже мне, Холмс – разоблачитель чужих мечт.

— Окей, я мечтаю ехать на скорости, слушать музыку и кайфовать, – подумав, сказала она.

— Это мы организуем на выходных, – улыбнулся он. – А теперь давай честно.

Зачем тебе это знать? Ладно, сама начала тему, надо её свернуть.

— Не знаю ещё, я же сказала, – вздохнув, призналась она. – Правда, не знаю. А ты?

Макс задумался. Движение возобновилось. Они проехали перекрёсток и остановились около маркета. Завтра я готовлю завтрак – научилась уже немного простому кулинарному креативу «а-ля бутерброд».

— Тоже не знаю пока, – наконец сказал Макс.

И тоже врёт.

— Если не брать в расчёт то, что можно купить, – добавил он, заметив её недоверчивый взгляд.

Верю. Самой надо подумать. Наверное, я мечтаю быть с Максом. Всегда. Ой, как ты попала, Смоленская. По ходу я просто боюсь мечтать, поэтому так сложно разобраться в себе.
©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 30. Всё настолько серьёзно, насколько может быть, когда дело касается чувств

Следующий эпизод: 32. Следовать своей мечте – большое счастье

Оглавление. Часть 1

Все эпизоды