180. Не Макс. И первый раз задумываюсь, хорошо это или плохо

2-3 ноября 2008

Совершенно неожиданно вспомнились ночные катания по Парижу с Максом, их долгие разговоры и общие мечты, безмятежные споры, шутки, понятные только им двоим, фотосъёмки, поздние завтраки, Ибица и прогулки по Барселоне…

Макс бы поддержал, сказав что-то в духе: «надо брать от жизни всё, Принцесса, давай летом возьмём яхту и, если захочешь, обогнём весь шар земной!». И мы бы рассмеялись, потому что оба точно знали, что озвученная мной идея – лишь проходящий бред, не достойный того, чтобы быть воспринятым всерьёз. Но именно вокруг такого периодического абсурда и складывались наши самые лучшие разговоры.

Впрочем, Макс изначально не стал бы задавать странных вопросов, на которые я не могу знать правильного ответа, не стал бы расспрашивать о моём будущем и загадочно отмалчиваться, не услышав ожидаемого ответа. Макс сделал бы что-то такое, от чего мне снова стало бы легко и весело. Он всегда знал, как поднять мне настроение, как развеять тревожные мысли и вселить уверенность в правильности моих поступков…Он научил меня водить машину. Он подарил мне веру в любовь. Макс… Донья Изабелла…

Внезапно на душе стало тяжело, и Милане захотелось в Париж, туда, где она могла быть собой. Пусть там и не было такой роскошной возможности расслабиться, зато был Bentley Макса. Её Bentley.

Ей захотелось за руль, разогнаться по ночному городу под звуки любимой музыки и, перекрикивая включённую на полную громкость песню, высказать всё, что накопилось. Излить душу безразличной пустоте, ускользнуть от проблем на скорости своей свободы, избавить себя от тоски, чувства вины и сожаления. Выкричать всё, что крутится на уме, и выплакать то, что не может оформиться в слова.

Милана смотрела в окно на мелькающий однообразный пейзаж. Ночная дорога была маняще свободной. Макс бы сейчас пустил меня за руль, если бы я его попросила. Боже, как же всё было хорошо. Пока вдруг не стало плохо…

Почему меня сейчас не покидает чувство, что эти отношения тоже летят под откос. Что-то сломалось во мне, и я уже не могу быть счастлива здесь и сейчас…

— Али? Можно мне поводить Bugatti? – осторожно спросила Милана, стараясь, чтобы её голос звучал как можно мягче.

— Нет, – односложно ответил он.

И вправду, нет. Не Макс. И первый раз за всё время наших отношений задумываюсь, хорошо это или плохо.

— Почему нельзя? – зная ответ, спросила Милана.

— У тебя ещё нет прав, – предсказуемо ответил Али.

— Каких?

— Водительских.

А Макса это никогда не смущало.

Их взгляды встретились в зеркале заднего вида, и Милана быстро отвела глаза. Раздражение на Али, на себя, на Макса, на «Формулу», на Мартину, на ненайденные хрустальные туфельки, на все те обстоятельства, которые мешали ей сейчас чувствовать себя полностью счастливой, грозило вот-вот выплеснуться наружу. Смотреть в окно было проще и приятней. Милана моргнула несколько раз и с удивлением обнаружила, что в глазах стоят слёзы.

«У тебя водительских прав ещё нет». Бе-бе-бе! По-моему, у меня здесь вообще нет никаких прав.

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 179. Не хочется действовать в соответствии с чьими-то планами на меня

Следующий эпизод: 181. Я личность, на которой хорошо сидят вещи. Но я – не вещь

Оглавление. Часть 5

Все эпизоды