161. Нужно потерять связь с прошлым, чтобы задуматься о будущем

27 октября 2008

Странный город, странные чувства. Последний раз я держала в руках металлические деньги в 1996-ом, кажется. У меня была большая красивая свинья-копилка, которую я наполняла блестящими монетами. Антоний разбил её, когда погибли родители…

— Это всё из-за тебя и твоих чёртовых кукол, сказал тогда он. – Кукла тупая, зачем ты вообще нужна? Ты дура, поняла меня? Ду-у-ра.

Брат вышел из её комнаты, громко хлопнув дверью, а Милана тихо сидела на полу, собирая осколки, и не плакала. Ничего не могла с собой поделать – слёзы не шли. Их накопилось невозможно много, они рвались наружу, но что-то их сдерживало. Глупая вера в то, что все вокруг врут. Взрослые ведь так любят театр, маскарады и карнавалы, значит это всё – чья-то странная игра, не иначе. А, когда осознала реальность случившегося, было уже поздно плакать, можно было только рисовать.

Началась подготовка к британской школе, репетиторы по манерам и этикету, по английскому и по искусству…

— Почему ты не хочешь нарисовать этот шар? – спросила как-то Инесса Викторовна, занимавшаяся с ней изобразительным искусством и уже немного раздражённая тем, что из урока в урок Милана упорно выводила фантазийные узоры, полностью игнорируя реальные предметы, которые нужно было пробовать передать на бумаге.

— Потому что он круглый и укатится, – ответила Милана, продолжив вырисовывать некое подобие косички в левом верхнем углу белоснежного листа.

— Он не укатится, если ты его нарисуешь, – мягко сказала преподавательница. – Давай попробуем? Смотри, вот та-а-ак…

Милана безразлично наблюдала за тем, как Инесса Викторовна старательно рисовала шар. Затем кивнула и продолжила сочинять свой собственный орнамент.

Реализм никогда не пленял её. Было время, она любила импрессионистов, улавливавших на своих полотнах тончайшую игру света и искренность мгновений жизни. В конце августа, сбежав от чувств в Италию, она прониклась идеями Ренессанса, его совершенством форм и романтикой смыслов. Всматривалась в полотна, любовалась шедеврами, сравнивала жанры и эпохи, рисовала модные эскизы, пытаясь воплотить свои мечты и фантазии в силуэтах и принтах.

Теперь снова случилась перемена в её восприятии мира. Видимо, нужно было потерять связь с прошлым, чтобы чётче увидеть своё настоящее и задуматься о будущем.

Она сидела в маленьком уютном ресторанчике, расположенном неподалеку от медины, и уже более получаса пила одну чашку кофе, вырисовывая на салфетке орнаменты, сильно напоминавшие арабеску, которую она видела летом в абудабийском особняке Али.

— Мадемуазель, не желаете попробовать наше фирменное блюдо? – спросил подошедший официант.

Милана глянула на часы: три. Аппетит есть, денег нет, дождь всё ещё идёт.

— Благодарю, у вас восхитительный кофе, – улыбнулась она.

На те счастливые монеты Милана купила шанс приобщиться к тунисскому лайф-стайлу: медленно пить кофе, растягивая удовольствие до тех пор, пока дождь не закончится. Попросила у официанта ручку и украшала бумажные салфетки лимонного цвета непонятными узорами. На какие-то кулинарные изыски денег не хватило, но этот факт не расстраивал, а скорее, наоборот, радовал Милану.

Пережитые эмоции вернули ей детские воспоминания, вытесненные чередой будней, и пробудили свежие чувства. Жизнь теперь казалась гораздо вкусней, и кофе можно было пить не спеша, наполняя каждый глоток смыслами и вырисовывая контуры жизни синими чернилами.

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 160. Боюсь потерять контроль, но контролирую ли что-то в своей жизни?

Следующий эпизод: 162. Шар непременно укатится, орнамент бесконечен…

Оглавление. Часть 4

Все эпизоды