149. Не художница я, не дизайнер. Я модель – так проще и удобней

11 октября 2008

После похорон они заехали в студию Франчески – обсудить какой-то важный вопрос, о сути которого Милана даже не догадывалась, а Франческа не спешила прояснять.

Здесь и началось моделирование новой реальности Миланы Смоленской. В этой комнате, точь-в-точь совпадающей с её представлениями о том, какой должна быть мастерская настоящего художника.

— Это всё декорации, – махнула рукой Франческа, которая что-то искала в одной из коробок, стоявших в дальнем углу комнаты.

— В смысле?

— Я пишу в путешествиях, здесь дорабатываю. Если всё выглядит так, как должно выглядеть, это не жизнеспособно, – не оборачиваясь, ответила Франческа, опережая вопрос Миланы.

Милана посмотрела на холсты, выставленные у стен, на мольберт, эффектно украшенный разноцветными пятнами, на тюбики масляной краски, разбросанные вокруг него, на кисти, сложенные поверх огромной палитры.

— Не жизнеспособно? Мне кажется, если бы я была художницей, я бы работала именно в такой обстановке, – отметила она.

— В этом всё дело, – Франческа посмотрела на неё с ироничной улыбкой. – Есть люди, которые всё время ищут нужную обстановку и могут так и не написать свою картину. А я ловлю вдохновение и работаю.

Пятно на мою палитру, очевидно. Намёк? Или просто делится своими наблюдениями?

— Куда же делась эта штука? – пробормотала художница и призывно глянула на мольберт, словно ожидала, что на его испещрённой красками поверхности проявится ответ.

— Вы что-то ищете? – уточнила Милана.

— Ищу. Впрочем… – Франческа ещё раз окинула комнату быстрым взглядом и достала свой iPhone. – В Тунисе оставила, наверное.

Что именно она оставила, спрашивать не было смысла. Франческа уже звонила кому-то, забыв на время о существовании Миланы. Та с интересом изучала обстановку творческой мастерской.

Что бы ни говорила Франческа, атмосфера порой оказывает сильное влияние на внутреннее состояние. Вот такая  – точно.

Здесь явно живёт вдохновение. То самое, богемно-монмартрское. Оно просыпается после полудня, бесцельно бродит по огромной полупустой квартире, вдыхая ароматы масляных красок, дерева, растворителей и воспоминаний. Затем в неожиданном приливе творчества берётся за кисть и решительными мазками выплёскивает своё проснувшееся мировосприятие на холст, щедро смешивая и смело сочетая цвета, эмоции и чувства. Объявляет это шедевром, натягивает узкие тёмно-синие джинсы и какой-нибудь мешковатый джемпер и выходит в Париж – чувствовать жизнь и творить новые впечатления, которые завтра превратятся во вдохновляющие воспоминания. А, может, не завтра, и не здесь – где-то в Тунисе, к примеру.

Стройная, стильная, удивительно молодая и энергичная, мама Макса оказалась крайне необычной особой. С каждой новой минутой общения с ней Милана всё сильнее недоумевала: Что имела в виду Изабелла, когда, сравнивая нас, находила сходство?

По характеру и силе эмоциональной экспрессии мы не просто полные противоположности, мы несопоставимо разные. По отношению к жизни и по активности – тоже. Да, мы рисуем. Она – картины. Я – модные эскизы. Для неё это призвание, стиль жизни и образ мысли, для меня – на время оставленное хобби, с каждым днём кажущееся всё более чужеродным.

Не художница я, не дизайнер. Я – модель, так проще и удобней. Если только эта пропитанная вдохновением студия не внесёт разнообразия в мой творческий застой своим вернисажем чувств. 

— Точно, там забыла, – не скрывая раздражения, обронила Франческа, выключив телефон. – Ладно, пойдём, нам с тобой надо обсудить бизнес.

— Куда пойдём? – не поняла Милана.

— В гостиную, конечно. Не обсуждаю дела в мастерской, – Франческа довольно резко вышла из комнаты.

Милана последовала за ней, взглянув ещё раз на самый творческий беспорядок из тех, которые ей доводилось видеть.

Всё-таки ценит атмосферу, что бы там она ни говорила. Интересный типаж, в тон своим полотнам. Живописная, противоречивая, темпераментная, нервная. Вся такая необычайно харизматичная…

Донья определённо напутала, мы совершенно с ней не похожи. Я, например, всегда помню о манерах, даже если забыла бы, как она, что-то важное в Тунисе. И вообще пока забывчивостью не страдаю.

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 148. Ты не выбирал. Ты потерял любовь, когда оставил небо

Следующий эпизод: 150. Ты слишком скучная. Тебя писать не буду. Фон только возьму

Оглавление. Часть 4

Все эпизоды