144. Плачу в Bentley…. Вот она – ирония моей жизни

6 октября 2008

Париж странно опустел для Миланы без самых дорогих людей. Закончилась Неделя моды. В понедельник утром вместе с Фаридом и Али улетела Мартина. И забрала с собой Родригеса.

— Лучшее начало недели – это полёт в Дубай! – подруга с довольной улыбкой демонстративно помахала Милане на прощание.

Мартина до последнего отказывалась признать своё поражение – подбирала доводы и ожидала, когда, наконец, Милана вернётся в норму. Но чуда не произошло.

Быть немного не в норме – это моя норма.

Занятия в лицее закончились, и Милана вышла в серый октябрь. Настроение было ещё хуже, чем погода. Но не из-за учёбы. В Париже, в отличие от Лондона, учёба была ограничена временными и территориальными рамками и прекрасным образом не управляла личной жизнью.

Лицей был фоном её самообразования, её emotional education и творческих поисков. Время от времени, конечно же, возникали некоторые проблемы, требующие внимания, которое она охотно уделяла им – ровно столько, чтобы решить и больше не заморачиваться.

Сейчас в лицее всё было хорошо, накопившиеся вопросы она успешно урегулировала ещё в прошлый понедельник, вдохновлённая любовью, модой и работой. Новый понедельник принёс Милане серую апатию, приправленную sms Мартины: «Мы в Дубае. U’r a fucking idiot».

Если бы только в реальной жизни всё было так же просто, как в лицее! Если бы были учебники, решебники, ответы на тесты; если бы можно было исправлять ошибки, ходить на отработки, готовиться заранее к сложным экзаменам, списывать, делать шпаргалки, получать подсказки, продумывать ответы… К чему упиваться подобными мечтами, Смоленская? Это же утопия, самообман. Ты бы так же косячила, как в лицее, а потом быстро пыталась загладить последствия.

В жизни проблемы нельзя решить все разом в один понедельник, а некоторые ошибки вообще не исправить. Если жизнь – это школьный предмет, то я по нему конкретно не успеваю. Хотя время есть – двадцать четыре часа каждые новые сутки. В чём тогда проблема?

Не успеваю осмыслить что-то очень важное, подвести какие-то итоги и сделать выводы, не понимаю, где начинается настоящий тест, не знаю проходной балл и допустимое количество ошибок. Не успеваю? Или ленюсь? А может, просто боюсь вникать, заострять внимание на чём-то важном, но не всегда простом…

Больше всего в реальной жизни мне не хватает оценок – всем понятных установленных вердиктов типа «плохо», «немного лучше», «почти хорошо», «очень даже хорошо», «просто отлично».

Хочется, чтобы кто-то взял на себя ответственность судить о правильности моих действий, чтобы я могла прикрываться оценками и не заморачиваться. Потому что, если быть честной с собой, надо ставить себе сейчас самый низкий балл. Однако лгать комфортней. Это selfdefense.  И от этого, наверное, такое настроение.

— Тебя подвезти? – предложил Жан.

Милана вздрогнула, взглянула на однокурсника, затем на iPhone, который сжимала в руке, и поняла, что уже минут пять стоит около ворот лицея, глядя на давно погасший дисплей.

— Нет, спасибо, – она улыбнулась и быстро направилась в сторону дома. Пешком – проветрить мысли и оживить чувства, чтобы вникнуть хотя бы немного в происходящее.

Кажется, что где-то в сердце у меня есть fuck up детектор, который даёт знать, когда всё идёт совершенно не так, как должно или могло бы. Бьёт тревогу обычно с опозданием, зато включившись, начинает разогреваться, работает на полную мощность до тех пор, пока чувства не доходят до температуры кипения, пока не хочется кричать от собственного бессилия. Тогда детектор замолкает, зато разбушевавшиеся мысли и эмоции доводят порой до предела.

Милана не стала подниматься в квартиру – встреча с пустотой пугала её. Она прямиком направилась в подземный гараж и, увидев своего любимого друга на привычном месте, вдруг почувствовала, как настроение не то чтобы улучшилось, скорее – успокоилось.

Она села за руль, откинулась на сидении и прикрыла глаза. В тихом салоне, пахнущем чем-то очень приятным и родным, можно было дать волю эмоциям, которые с готовностью выразились в слезах.

Плачу в Bentley и жалею, что пока не могу разогнаться. Ещё почти полгода ждать. Вот она – ирония моей жизни. В чём-то опережаю время, в чём-то катастрофически отстаю. Где баланс? Где эта золотая середина?

Зазвонил телефон.

Впрочем, кто сказал, что я не могу разогнаться?

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 143. Смоленская, твой бриллиант должен сверкать. Для доньи Изабеллы

Следующий эпизод: 145. Она – это она. А вот что мне делать? Рулить, как обычно

Оглавление. Часть 4

Все эпизоды