134. В твоих силах снова начать сиять. Ты бриллиант, дорогая…

14 сентября 2008

В гостиной было душно от аромата роз. Милана даже обрадовалась, что не купила букет по пути.

— Ты похудела, неодобрительно отметила донья Изабелла.

— Спасибо, улыбнулась Милана.

— Это не комплимент, девочка, донья продолжала рассматривать её, чуть склонив голову набок. – Героиновый шик давно в прошлом.

То, что я рассталась с Максом, – ещё не повод относить меня к наркоманкам.

— Я не употребляю, Милана постаралась отделить логику от эмоций. – Я просто выросла.

Немного, правда. Но всё же.

Изабелла хмыкнула и начала медленно рассматривать фотографии гениального Тестино. Милана сидела напротив и думала о том, что не может даже представить себе, куда зайдёт разговор. Зачем она назначила эту встречу?

«Впечатли меня своим путешествием», попросила по телефону донья Изабелла, и Милана захватила альбом с фотографиями Марио Тестино, купленный в Милане, золотой браслет и фотоотчёт из Дубая. Попыталась поделиться эмоциями, но тяжёлый цветочный аромат подавлял мысли, делая их вялыми, тягучими и бесформенными.

— Твои последние работы мне не нравятся, продолжила Изабелла всё в той же раздражающей манере.

Милана удивлённо посмотрела на неё, увидела искренность в строгих карих глазах и кивнула, согласившись принять объективную критику.

— Сама того же мнения, но ничего не могу поделать. Хотя, вы первая, кто так считает.

— Это могут видеть только те, кто тебя знает. Я заметила на свежих фотографиях самую большую ошибку модели.

— Какую?

— Слишком много тебя, донья отложила альбом и посмотрела на неё.

Странное заявление. Она ведь тоже когда-то была моделью, долго и продуктивно участвовала в развитии модной индустрии и знает, как никто другой, что фотомодель – это не вешалка, а человек. Невозможно быть невидимкой и при этом нравиться людям, воплощать и передавать эмоции вещей. 

— Что вы имеете в виду? – как можно мягче уточнила Милана.

— Ты стала слишком сложной для своих образов. Выросла, как ты выражаешься, заметно…

Изабелла улыбалась, излучая мудрость и спокойствие.

В наше время многие спешат оценивать и осуждать, но так мало людей, которые действительно осведомлены о том, что критикуют. Критика, высказанная человеком сведущим, – это истинный комплимент, подарок, вклад в развитие личности.

Когда тебя объективно оценивают достойные эксперты, критика всегда на пользу. И её, и похвалу нужно заслужить, хотя хвалить, конечно, легче. И слушать приятнее. Но за критику в этом случае надо быть особенно благодарным, ведь этот человек пренебрёг комфортным эгоизмом и безразличием, не пожалел времени и искренности, чтобы попытаться помочь мне стать лучше. Ценно уже само внимание.

— И что бы вы мне посоветовали? – заинтересованно спросила Милана.

Донья взяла паузу для раздумий, во время которой она перебирала крупные бусины в своём жемчужном ожерелье. Затем улыбнулась и сказала:

— Не упрощайся, чтобы соответствовать стандартам, будь собой или вообще не будь моделью.

— Не могу так, не подумав, возразила Милана.

Правда, не могу. Не могу быть собой и не могу не быть моделью. Потому что тогда меня просто добьёт вопрос «кто я». В моём мире всё сейчас упорядочено, пусть и немного фальшиво. Да и фальшь замечают только такие искушённые дамы из мира моды.

— Пойдём.

Изабелла поманила её за собой в гардеробную, которая так полюбилась Милане ещё во время прошлого визита.

— Смотри!

Донья подвела её к низкому шкафу из тёмного дуба и открыла дверцы. Деревянная оболочка оказалась стильным камуфляжем высокотехнологичного сейфа. Изабелла медленно ввела цифровой код, ничего не скрывая от Миланы, которая видела комбинацию цифр, но даже не думала запоминать. Демонстрация доверия всегда располагает, но интересно, к чему всё это?

— Нет на земле более прочного минерала, чем алмаз…

Изабелла продемонстрировала Милане свою коллекцию драгоценностей.

– Эдуард дарил мне бриллианты и учил становиться сильней, твёрже, крепче.

— Ваш муж? – уточнила Милана, взглянув на донью.

Та кивнула, погружённая в воспоминания, навеянные игрой драгоценного света.

— Да. Даже после своей смерти он украшает мою жизнь, – сказала Изабелла через некоторое время. – Тебе нравятся бриллианты?

Милана улыбнулась.

— Конечно. У вас прекрасные украшения.

— Вещи на некоторых людях прекрасней, чем они сами, – произнесла Изабелла, примеряя кольцо. – Бриллианты бывают во много раз ценнее и многогранней, чем их владельцы, и сложней, чем их взгляды на жизнь.

Это сейчас к чему сказано?

Заметив удивление на лице Миланы, Изабелла мягко рассмеялась.

— Это я к тому, что ты – тоже бриллиант, дорогая. Но в отличие от драгоценных камней, ты свободна выбирать свою огранку и своего…

— Ювелира?

— Si, – Изабелла улыбнулась, услышав скептицизм в голосе Миланы. – Какой бы независимой ты ни хотела казаться, я знаю, что твоё сердце кем-то занято. Но грустно, что ты от этого не сверкаешь.

— Дело не в нём, – Милана не могла отвести глаз от роскошного бриллиантового колье с холодным благородным блеском. – Дело во мне.

— Тогда, значит, в твоих силах снова начать сиять!

Изабелла надела впечатлившее Милану колье и элегантным жестом закрыла сейф. Сильная и шикарная испанка расставила приоритеты в моей жизни. Gracias.

— Спасибо, я подумаю об этом.

Милана вышла вслед за ней из гардеробной. В гостиную возвращаться не хотелось, они остановились в холле.

— Когда? – донья внимательно посмотрела на неё.

— Завтра, – пообещала Милана. – Сегодня мне надо заехать на примерку.

— Mañana por la mañana… Смотри, как бы твоё «завтра» не превратилось в «никогда», – задумчиво произнесла Изабелла.

Эффектный завершающий аккорд. 

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 133. Убегаю от мечты. У меня всё отлично, так мне и надо…

Следующий эпизод: 135. В жизни не бывает даже пауз от собственных чувств и эмоций

Оглавление. Часть 4

Все эпизоды