131. Максимум счастья уже нашла. И убегаю от себя, чтобы быть собой

12 августа 2008

«Макс, дело не в тебе, а во мне». Хорошо, что не озвучила эту фразу. Она такая избитая уже, но, с другой стороны, всё именно так. Или нет?

14 сентября в итальянском Монце будет очередной этап Гран-при «Формулы-1». С неё всё началось – с «Формулы» и с его мечты. А теперь он не мой. Я не его. Спасибо вам, гонки, скачки, скорости. Сейчас в небе есть облака, а в душе туман, и совсем не хочется смотреть вверх.

Чувствую и точно знаю, чего хочу, но не могу позволить себе даже подумать об этом как следует, поэтому я убегаю от себя. В этот раз уже на поезде с символичным маршрутом – конечная станция «Милан». Если бы Милана поехала в Милан, может, было бы проще. Но не люблю я прямые дороги, поэтому выйду во Флоренции и растворюсь в искусстве. По плану ещё Сиена, Падуя, Мантуя, Генуя и Венеция. А улечу и вправду из Милана, купив что-нибудь милое и невероятно нужное – для настроения и для осеннего гардероба.

Максимум своего счастья я уже нашла. И оказалась здесь – так далеко захотелось сбежать, на радостях. Теперь понимаю, что после таких необдуманных быстрых решений, вероятность вернуться к точке максимума минимальна. Понимаю, и хочется бежать, ехать, лететь, лишь бы не стоять на месте и не думать.

Милана смотрела в окно поезда, даже не пытаясь вычленить мелькающие детали пейзажа – нравилось ощущение движения. Я всё сделала правильно. Дальше будет лучше, иначе и быть не может. Она достала Vertu и оба iPhone. Были пропущенные вызовы и sms – по работе. Главного не было.

Али не звонил. Глупо, конечно, ждать сейчас чего-то от него. Было время – он был щедр, но я не принимала подарки, а теперь я «чужая», получается. Хотя, на самом деле, я – это я. Странный он, знал, что я с Максом и поэтому не проявлял решительных действий? Или просто я не его типаж? Недостаточно цепляю?

Неожиданно Vertu завибрировал. Сердце радостно забилось и также быстро успокоилось. От такого перепада настроение стремительно ушло в минус.

— Да?

Милана ответила на звонок, предчувствуя не самый простой разговор. Вряд ли спустя сутки после их последнего диалога у Мартины, верной своим убеждениям, изменится точка зрения.

— Зря ты уехала, – сразу начала подруга, оправдав ожидания Миланы.

— Почему?

— Да потому что ты ему нравишься! – в очередной раз повторила Мартина.

— И?

— И он тебе тоже нравится, – в голосе Мартины послышалось лёгкое раздражение.

— Мартина, я… – начала Милана и задумалась.

А что «я». Что сделано, то сделано. Смысл сейчас анализировать или оправдываться? Я – Смоленская, я иду по жизни с чемоданом своих мыслей и странностей. Самой тяжело носить такой багаж, давно пора навести порядок, убрать всё лишнее, но нет времени. Или сил. Или смелости.

— I don’t know why I did the things I did, – призналась Милана.

— Because you’re fucking stupid, – подсказала Мартина.

— Может и так, – Милана улыбнулась. – Я же тебе объяснила, что мне так лучше.

— Дураки никогда не знают, когда им хорошо.

И знакомая английская пословица ничуть не подняла настроение.

— Тебе-то что? Главное, ты знаешь, когда тебе хорошо, а я буду дурой. Всё нормально, не переживай.

Мартина скептически фыркнула, затем сказала:

— Не обижайся, за тебя же беспокоюсь. Где ты сейчас? В Риме?

— Во Флоренцию еду.

— Зачем?

— За Возрождением. И понимай, как хочешь.

Они заехали в туннель, и связь, к счастью, оборвалась. Но в этом мрачном замкнутом пространстве на Милану внезапно накатили волны одиночества и сожаления. Всё, хватит раскисать. Нет смысла себя винить.

Что ждёт меня? Кафедральный собор Санта-Мария дель-Фьоре, Уфицци, прекрасные палаццо: Питти, Ручелаи… Полотна Сандро Боттичелли, Пьеро дела Франческа, Филиппо Липпи, Симоне Мартини…

Итальянский Ренессанс. Эту эпоху в искусстве можно сравнить с периодом ранней зрелости у людей: неотъемлемая романтика юности, поиски индивидуальности, отрицание предрассудков и стереотипов прошлого.

Без Возрождения не было бы современной цивилизации. И без пережитых эмоций не было бы каждого из нас. Главное – вовремя перестать переживать то, что приводит в тупик. Все мы художники наших жизней и, если вдруг краски становятся тусклыми, картина начинает раздражать, и нет больше идей, как исправить полотно, надо брать новый холст.

Я еду за вдохновением: надо переосмыслить прошлое, собраться с силами, чтобы быть собой. Других вариантов просто нет.

©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 130. Перспективы манящие, эмоции сильные, чувства искренние

Следующий эпизод: 132. Пусть будет с собой, со своим шейхом... Лишь бы была счастлива

Оглавление. Часть 4

Все эпизоды