107. Слишком красивая для таких глобальных вопросов

8 августа 2008

Необычный экземпляр. На скачках впечатлила своим осмотрительным азартом и непонятной притягательностью. Шляпой, правда, напрягла – тот ещё шедевр. Я не Фарид, которому нравятся самолёты на головах девушек. Обычно я не берусь как-то оценивать то, чего не понимаю. Например, европейскую женскую моду. Но шляпы для скачек – исключение. Их критикуют и сами европейские женщины.

Странные они. Одеваются, чтобы обсуждать друг друга, завидовать и самовыражаться. То в мини, то в бикини – вся красота у них напоказ. Играют на публику, строят что-то из себя, пытаясь впечатлить случайных людей. Подражают, растворяются в образах, а дома ходят без косметики – в пижамах, шортах или халатах.

И раздевать их легко. Деньги снимают барьер отчуждения, руки – одежду. В душу заглядывать не интересно. 

А эту вообще не понять. Не хочет ничего от меня, кроме разговоров. А о чём с ней говорить? Думал сначала, что просто модель. Но нет. Она пишет об этой странной моде, фотографируется в разных образах, и её одежду можно назвать стильной. Ещё она рисует. Дизайнер мне в ней больше всего нравится, но сама она почему-то не хочет этим серьёзно заниматься.

Говорит, что в жизни ценит моменты… Знает ли она, что carpe diem – это «цени день» и что сказал это Гораций?

Непонятная, хотя почти всё о ней знаю. Досье на неё есть – интересная папка, читаю иногда перед сном. Русская, с шести лет училась в Англии, переехала в Париж год назад. Из семьи строительных магнатов. Дед и старший брат – в Москве. Бизнес ведут чисто, аккуратно и доходно. Сотрудничают с Катаром и Турцией.

Она тоже зачем-то работает. Известный блогер, начинающий дизайнер и довольно узнаваемая модель. Владеет Bentley Continental чёрного цвета, хотя прав пока нет. Была замечена на Ибице в компании Макса Леграна, бывшего хозяина Bentley, который теперь учится в Италии на автогонщика.

Обычно она путешествует на частном джете. Не расстаётся со своим Rolex. Обожает модный дом Шанель. Живёт на Елисейских полях, адрес забыл. Вместе с Мартиной, которую выбрал Фарид.

В скандалах не замешана, аллергии ни на что нет. Факты-факты. Умеренно достоверные, как показывает опыт общения. Есть у неё аллергия. На вещи, на покупки, на мои предложения.

Не соответствует она моим стереотипам восприятия женщин, и не могу решить, плохо это или хорошо. Слишком странная.

Что происходит в её голове – непонятно. Почему она сейчас, не отрываясь, смотрит на стену, словно видит в этой узорчатой геометрии что-то невероятное? И почему снова в абае?

Странная она модель. Непонятная и неболтливая. Надо узнать получше, всё-таки, наверное.

-Нравится?

Милана вздрогнула, обернулась и улыбнулась ему.

— Да, нравится. И не пугай меня так, пожалуйста.

— Чем нравится? – он проигнорировал её просьбу, взяв на заметку, что надо бы пугать почаще.

— Бесконечностью, – подумав, ответила она, снова глядя на арабеску. – Напоминает какой-то код, что ли. Смотрю, и мне кажется, что вижу больше, чем могу осознать.

Тянется к сложным концептам? 

— Этот узор соответствует нашим представлениям о неопределённо продолжающейся Вселенной.

Милана медленно кивнула.

— Да, Вселенная. И мысли тоже, – задумчиво сказала она.

И зачем она уходит в себя? Слишком красивая для таких глобальных вопросов.

— Почему с Мартиной не поехала? – он сменил тему.

— Захотелось тут остаться, – она посмотрела на него.

Сквозь золотистые стекла авиаторов были видны её яркие выразительные глаза.

– Атмосфера нравится.

— Да? Чем?

Она рассмеялась. Эта её привычка смеяться, когда она слышала совершенно обычный вопрос, казалась ему особенно странной. Смеётся от своих мыслей, что ли?

— Сказочностью, – сказала она. – Этот дворик у вас почти как в Альгамбре. Только фонтан без львов.

Альгамбра (Испания), Львиный дворик
Альгамбра (Испания), Львиный дворик

Вообще, не люблю, когда что-то моё сравнивают с чем-то другим. Несравненно, неподражаемо, смысл обсуждать. Ладно, Альгамбру я ей прощу. Действительно, архитектор брал за основу именно те дворики. Но, всё же, что смешного?

— Почему ты смеёшься, когда я тебя спрашиваю о чём-то?

— Как-то само получается. Ты задаёшь очень прямые вопросы иногда, – она улыбнулась.

— Но они же не смешные? – уточнил он, не совсем поняв её ответ.

— Нет, – она отрицательно покачала головой, затем снова посмотрела на арабеску. – Я сфотографирую, можно? Хочу такой принт сделать на тунике.

— Можно, конечно, – он улыбнулся.©Smolenskaya.Moscow Все права защищены. Любое копирование текста возможно только с разрешения авторов. Если Вы хотите использовать текст, пожалуйста, напишите нам.


Предыдущий эпизод: 106. Приехала в страну золотых песков и поселилась в чудесном дворце

Следующий эпизод: 108. Было бы круче, если хотя бы взял за руку

Оглавление. Часть 3

Все эпизоды